Таня Петрова (strange_newember) instagram фото и видео

Таня Петрова
strange_newember

📌 Автор из стола 📌 МГУ, филфак 📌 За глаза Бэмби, в хэштегах Фрея 📌 Важные ссылки тут👇🏻

Таня Петрова все публикации из инстаграм, фейсбук и вконтакте

  • Количество подписчиков: 259
  • Место в рейтинге подписчиков: 0
  • Количество лайков на постах: 1,890
  • Место в рейтинге лайков: 0

Самые хайповые публикации Таня Петрова (strange_newember)

ДЕНЬ ПИСАТЕЛЯ - ЧЕЙ? . Сегодня, 3 марта, — День писателя. Я поздравляю, меня поздравляют, в ленте море поздравлений. Но вот вопрос: кого действительно поздравлять с этим праздником? Очень удручающая тема для такого дня, не находите? . С одной стороны, мне приятно, когда приятные слова по этому случаю прилетают в мой адрес, с другой - странно, неуютно, неправильно. Знайте: я не писатель, я автор, до писателя мне ещё расти, и я обязательно вырасту, обещаю, вырасту. Что в моём понимании значит это "вырасту"? Читай: напишу такую историю (даже издавать её не обязательно, на самом деле), которую смогу спокойно назвать книгой и которой смогу гордиться. Сейчас, когда я за два прошедших месяца этого года уже дописала и "Буквы", и "Зазеркалье", может показаться, что мне действительно есть чему радоваться, чем любоваться. Да, возможно, есть у этих вещей такая вот функция. Да, признаю, я последние несколько дней проглядываю текст "Зазеркалья", сдерживая визги, мол, да это же я, я написала всё это, я так могу и умею! Могу и умею, но это всё ещё трамплин. Прыжок в длину впереди, но прежде — долгие и упорные тренировки, чтобы постепенно подобраться к той длине (и "Длине", ура, отсылки к "Буквам"), к которой хочется. Только вот она всё больше и больше становится с месяцами, ведь хочется всегда большего. Будем стараться, будем стремиться, будем! . А насчёт того, кого я могу назвать писателем вообще... из современной литературы — не всех. Это всё, конечно, моё мнение, но да, многое на рынке написано не писателями, а людьми, решившими однажды рассказать историю. Или не однажды, но всё равно - однажды, потому что рассказали так же, как прежде. А ещё, пусть это и не совсем в тему этого абзаца, пожалуйста, не называйте меня писательницей или авторкой. Я автор. В будущем, надеюсь, буду писателем. Да, вы угадали, я не люблю феминитивы, но лишь потому, что i'm only human after all, so let it be. . Как бы то ни было - с праздником! Всё не зря, всё♥️ p.s. Кулигин/Калугин, поздравляю и тебя, ты написал много букв, а будет ли ещё одна лишней — вопрос времени🍷

Привет, это я. Возможно, ты знаешь меня как Таню Фрей, а может, узнал уже в качестве Тани Петровой. Фрей — большой этап в моей жизни, который окончательно подошёл к концу, даже если я и буду иногда писать для себя что-то, ещё относящееся к её миру. Но одна её вещь всё-таки является мостиком между ней и мной нынешней. Привет, это я, и я пишу. Эпитафия Фрей — «Зазеркалье», мистический русреал про Москву, в котором множество отсылок ко всему и вся, и к Достоевскому, и к Бродскому, и к Цветаевой, и много к кому ещё, включая даже музыкантов, например, мой любимый дуэт МЫ. Отрывки из этого романа можно найти по тегу #петровапишетбуквы. Год и 4 дня, 17 авторских листов, 34 главы и эпилог. То, чем я, бывает, горжусь. Это я. «Буквы» — тоже я. Декабрь 2018 - январь 2019. текст во многом спонтанный, наивный, в том числе по своей странной на первый взгляд, но продуманной композиции — девять глав как девять кругов Ада по Данте, потому и переключение между темами часть за частью такое неочевидное — и местами очень личный. Это как личный дневник — между строк да чернилами невидимыми. Личный опыт, личные переживания, личная точка зрения — да не моя, а их: Калугина, Кулигина, Мити. Это истории, рассказанные не мной: кем-то вокруг меня, в жизни ли, в сети ли, Серёгой, Дашей, гостьями Митиной матери, Митиным отцом. Это так много — и так мало одновременно, так серьёзно — и так по-детски; кажется, Митя всё-таки выбрался из своего шкафа. Это я. И «Сфумато» — я — тоже. Это то, что пишется сейчас. Большой роман. А ещё — повесть «Ренессанс», говорящая о нескольких второстепенных персонажах «Сфумато». И там, и там — условный 2019 год, Москва (и не только), актёры и музыканты, писатели (Кулигин!) и журналисты, художники, фотографы и скульпторы, все — в одном котле. Это умирающее на наших глазах, рождающееся и застывающее (от слова «застой»). Это о том, что взаимосвязано, и, к сожалению, что никто не в безопасности. Ну и об общей неопределённости, вечном перепутье, как у конкретных людей, так и у вообще. И, конечно, это про меня. Привет, это я. И это. И это тоже я. Я Таня, и я пишу. Будем знакомы?

Некоторое время назад я чётко осознала, что не могу читать зарубежную литературу. Мой мозг быстрее и яснее переваривал всяких Ань и Кость, чем кипы Дэвидов и прочих Мэри, знакомые русские реалии оказались привычнее американских и не только дебрей, хотелось чего-то большого, серьёзного, взрослого. А теперь вдруг всё круто изменилось, и я теперь злюсь даже на телевизор за то, что из него не льётся английская речь. Началось всё с книги Helen Fitzgerald ‘The Cry’, которая, кстати, совсем недавно всё же вышла в русском переводе под названием «Плач» у издательства «Синдбад». Спойлер: мне не нравится перевод, хотя и странно судить, пролистав всего пару страниц в книжном магазине. Да, я читала этот роман в оригинале, параллельно смотря мини-сериал от BBC, и тогда убедилась: книги лучше читать на том языке, на котором они написаны, ведь в переводе они многое теряют. Простой пример, приходящий в голову: в произведении могут использоваться всякие аллитерации, игры слов, цитаты, а при переводе отразить всё это богатство текста не удастся, а если и удастся, то это уже будет не оригинальное полотно. ‘The Cry’ — детектив, в котором преступник известен… нет, в том-то и дело. В сериале в первых двух эпизодах преступник и само преступление неизвестны, в третьем вроде всё выясняется, но нельзя быть полностью уверенным в том, что это правда. В книге события третьего эпизода идут почти в самом начале, как раз благодаря хронологической композиции, но опять-таки: нельзя ни в чём быть уверенным. ‘He's gone. And telling the truth won't bring him back…’ — гласит начало аннотации романа. Речь о малыше Ноа (в официальном русском переводе его зовут Ной): его родители прилетают с ним из Шотландии в Австралию, и незадолго после прилёта случается это. Английский в данном случае идеален: эта фраза практически непереводима на русский язык, потому как ‘He's gone’ может значить и то, что он пропал, и то, что умер — а это и есть одна из главных психологических загадок. 👉🏻листайте, дальше больше • #фреячитает #theonlystory #julianbarnes #thecry #helenfitzgerald

«Зазеркалье» — текст, задумывавшийся когда-то как фэнтези-история в декорациях Москвы, но позже превратившийся в мистический, а ещё позже — и вовсе в мистический реализм. Кроме того, здесь есть и нотки фантастики, особенно заметные, если вы уже читали что-то из моих предыдущих произведений, но это отнюдь необязательно. Мистика нужна, скорее, для более шаткого эмоционального (психологического?) состояния персонажей, это они постепенно начинают видеть всё вокруг себя в таком свете, и у каждого на то свои причины. . Сейчас модно говорить о наличии тех или иных (якобы) табуированных тем в книге. Кажется, в «Зазеркалье» есть что-то подобное, пусть и в самых ярких красках, не гуашью, а слабой акварелью: • самоубийство (и убийство вообще); • ЛГБТ и отношение к нему (вот совсем неявно, но оно там есть); • изнасилование (и насилие вообще, а также пусть это будет в этом пункте, дела семейные); • наркотики/курение/алкоголь (понятия не имею, как это реально относится к чему-то табуированному, но пусть будет тут); • религия (тоже не очень явно, но тоже есть). . В тексте встречается нецензурная лексика, и я не вижу в этом ничего плохого, особенно если речь идёт о русреале. Выйди на улицу — она там есть почти на каждом шагу, trust me. Ещё текст сильно переплетён с русской классикой, «Адом» Данте и музыкой, в основном с русским роком, но есть и другие примеры. Так, звучат тут и МЫ, и Oxxxymiron, и twenty one pilots, и Pixies. Здесь и сидит ответ на вопрос, как читать «Зазеркалье». . Кому же читать «Зазеркалье»? Тем, кто не побаивается реализма, кто ищет своё место в мире, кто готов находить бесчисленные отсылки к, например, «Преступлению и наказанию», кто и любит, и не любит Москву одновременно и тем, кому понравились в своё время, к примеру, «Там, где цветёт полынь», «Текст», «Черновик». Конечно, это очень грубое дробление, все эти пункты необязательны, но они могут помочь читателю и книге совпасть. И если так случится — значит, моя цель исполнена, и я справилась.

фото от Таня Петрова с описанием
            Ада Дромарк (@<a href=tatianagupalo) is the goddess of everything mysterious, trust me. (Возможны спойлеры?) Именно так и должен начинаться отзыв на «Отель "Ост"», чья задумка просто невероятна. Кажется, я где-то уже что-то похожее видела, но, скорее всего, это лишь кажется, потому что на ум сейчас приходит только «Черновик» Лукьяненко, где всё же много иная ситуация. Да, там двери в разные места, но не в разные эпохи, а в разные реальности. Отель — приют для людей времён, Отель — статичное живое существо, Отель — обитель, покинув которую, можешь столкнуться с очередными неприятностями обыденной жизни, например, с разочарованием. Камилла-Орелия-Орео, балерина-убийца-предательница, яркий персонаж с яркой историей, переплетённой с яркой мифологией именно этой книги. Речь, конечно, о Демиургах. Так совпало, что я читала «Отель…», параллельно смотря идущий сейчас 6 сезон «Сотни», а ещё там фоном заканчивалась «Игра Престолов». В итоге сюжет лёг идеально: история Дейнерис, как ни странно, помогла глубже прочувствовать Озай, Санктумовское переселение разумов из одних тел чернокровок в другие заставил чувствовать себя как на американских горках во время раскрытия линии жизней Камиллы (о, эта Клара, Клара, Клара… и, конечно, Томас). Я люблю седьмую за борьбу. А ещё я люблю Рене. Рене полюбилась ещё задолго до связанного с ней грехопадения, но оно эту Любовь лишь подкрепило. Рене сильная. Рене добрая. Рене идеал подруги, близкого человека, девушки (подчеркните нужное). Рене — та, за кого было и будет больно. Но я рада, что Мила всё же встретила её на своём пути. Спасибо Отелю, что свёл их. Ну и сам факт того, что текст переполнен историческими и не только отсылками, дышит культурой, дышит тем, как говорят герои, как чувствуют… в принципе это и есть отличительные черты книг Ады Дромарк, но «Отель "Ост"» — это уже совсем новое, взрослое, продуманное до мельчайших деталей историй произведение. Мне не нравится заканчивать отзывы чем-то вроде «это надо издать», потому что сейчас издают слишком много ерунды, но вот да, это я бы продержала в руках. Полистала. Наделала бы там тону заметок. И перечитала бы ещё раз. Ещё. Ещё. Спасибо. Просто спасибо. ">

Ада Дромарк (@tatianagupalo) is the goddess of everything mysterious, trust me. (Возможны спойлеры?) Именно так и должен начинаться отзыв на «Отель "Ост"», чья задумка просто невероятна. Кажется, я где-то уже что-то похожее видела, но, скорее всего, это лишь кажется, потому что на ум сейчас приходит только «Черновик» Лукьяненко, где всё же много иная ситуация. Да, там двери в разные места, но не в разные эпохи, а в разные реальности. Отель — приют для людей времён, Отель — статичное живое существо, Отель — обитель, покинув которую, можешь столкнуться с очередными неприятностями обыденной жизни, например, с разочарованием. Камилла-Орелия-Орео, балерина-убийца-предательница, яркий персонаж с яркой историей, переплетённой с яркой мифологией именно этой книги. Речь, конечно, о Демиургах. Так совпало, что я читала «Отель…», параллельно смотря идущий сейчас 6 сезон «Сотни», а ещё там фоном заканчивалась «Игра Престолов». В итоге сюжет лёг идеально: история Дейнерис, как ни странно, помогла глубже прочувствовать Озай, Санктумовское переселение разумов из одних тел чернокровок в другие заставил чувствовать себя как на американских горках во время раскрытия линии жизней Камиллы (о, эта Клара, Клара, Клара… и, конечно, Томас). Я люблю седьмую за борьбу. А ещё я люблю Рене. Рене полюбилась ещё задолго до связанного с ней грехопадения, но оно эту Любовь лишь подкрепило. Рене сильная. Рене добрая. Рене идеал подруги, близкого человека, девушки (подчеркните нужное). Рене — та, за кого было и будет больно. Но я рада, что Мила всё же встретила её на своём пути. Спасибо Отелю, что свёл их. Ну и сам факт того, что текст переполнен историческими и не только отсылками, дышит культурой, дышит тем, как говорят герои, как чувствуют… в принципе это и есть отличительные черты книг Ады Дромарк, но «Отель "Ост"» — это уже совсем новое, взрослое, продуманное до мельчайших деталей историй произведение. Мне не нравится заканчивать отзывы чем-то вроде «это надо издать», потому что сейчас издают слишком много ерунды, но вот да, это я бы продержала в руках. Полистала. Наделала бы там тону заметок. И перечитала бы ещё раз. Ещё. Ещё. Спасибо. Просто спасибо. #фреячитает #ОтельОст #АдаДромарк

[ЧТО Я ДЕЛАЛА ПОЛГОДА?] Спросила себя в последнем видео Марина Козинаки, ну и я подумала, что задать себе этот вопрос, прежде чем вернуться после долгого (относительно) отсутствия, есть единственно верное решение. Так что же, что же я? Во-первых, я дописывала «Зазеркалье» и повесть «Буквы», которая не прошла ни в шорт, ни в лонг, зато подтолкнула ко многому, и это главное. Во-вторых, заканчивала школу. Да, этот пункт следовало бы обозначить первым, но не по важности (как ни странно), а по степени сложности, количеству приложенных усилий и вот этому всему. Конечно, выпускной и поступление ещё впереди, но экзамены уже сданы, а значит, можно хоть немного да выдохнуть. В-третьих, продумывала блог. Да, я наконец решила заняться им серьёзно. Поменять немного эту обработку, сделать посты более информативными, а ещё побольше выходить в оффлайн, как случилось, например, в мае, когда мне удалось попасть на встречу с Ариной Обух, и я наконец поняла, что книжная сфера — действительно та, в которой мне хочется пребывать в грядущие годы. Надеюсь, так и получится. Ну и, в-четвёртых, конечно, продумывала и продумываю свой роман, который мне даже не стыдно так громко называть. Работа будет идти долго, зато она мне нравится. Что-нибудь да получится. Обязательно. А как прошли ваши полгода? И да, уже сегодня-завтра появится один важный пост, который я очень ждала. Ждите и вы.

Библионочь позади, а я тут обнаружила, что так и не показала покупки с неё. 📔 Алексей Поляринов «Центр тяжести», «Почти 2 килограмма слов» — две книги, которые я уже читала, но которые очень-очень нужны были мне в бумаге, и вот наконец свершилось. 📔 Фёдор Достоевский «Бесы» — взяла, пока не забыла, потому что Достоевского надо, и всё тут. 📔 Арина Обух «Муха имени Штиглица» — насколько я понимаю, первая полноценная публикация Арины Обух в виде книги редакции Елены Шубиной, о которой я обязательно ещё скажу пару слов, но тексты меня правда впечатлили (да, я уже прочитала, причём это последняя прочитанная мной на данный момент книга, молодцы те, кто угадал в сторис). 📔 и напоследок — немного про историю искусств, потому что последнее время я очень и очень этой сферой стала интересоваться. А как прошла библионочь у вас?📚

Второй роман, как известно, для писателей своего рода проверка на прочность, второй роман должен не просто выйти, он должен удерживать заданную первым планку. Мне на ум сразу приходит Достоевский, чей «Двойник» в литературном обществе показался блёклым на фоне «Бедных людей», а ещё Сальников, который из такой ситуации здорово выкрутился: дебютировал на современной литсцене со вторым по хронологии текстом, а потому у первого по хронологии, на самом деле, было право не выстреливать. «Зулейха открывает глаза» была издана в 2015 году, а шум о ней в воздухе до сих пор. Даже не вспомню, что я отметила в ней, когда прочитала: может, саму тему, поднятую неожиданно и смело, может, манеру повествования. Сейчас текст уже отлежался в голове и не кажется большим открытием. К «Детям моим» приступала без особого рвения, одновременно понимая, что это действительно второй роман и может быть всякое. Буду говорить сразу в лоб. Текст поначалу отдаёт сказочностью: одна сцена знакомства Баха с Гриммом чего стоит. Не скажу, что в этом есть фэнтезийность, хотя «Хоббит» Толкина действительно вспоминается. В то же время повествование невольно напоминает Толстого и Горького, первого из-за детальности, второго по ассоциативному ряду, причём та же ситуация с «Зулейхой». О Горьком я сейчас говорю, как об авторе, например, «Рождения человека». В итоге добрую половину книги читаешь медленно, боясь что-то упустить, привыкаешь к персонажам, а потом всё начинает меняться, появляются новые герои, появляется история, хотя она и с самого начала уже была. На что я ещё обратила внимание, так это на музыкальную тему и тему звука в принципе, начиная с фамилий Бах, Вагнер, Гофман и заканчивая говором природы. И это лишь начиная и заканчивая, а там внутри ещё спрятано много-много чего. Факт, что Якоб Бах обращается к своим текстам и находит в них спасение, не кажется сильно удивительным: мысль о силе слова последнее время тоже в книгах актуальна, а впрочем, она была актуальна всегда. конец в карусели👉🏻 #фреячитает

РАССКАЗЫ ИЗ «ДРУЖБЫ НАРОДОВ» Речь пойдёт о первых четырёх номерах этого года. Во всех нашлось то, что смогло зацепить, и нельзя даже сказать, что всё разное, но об этом поподробнее. АРКАДИЙ ПОДКОПАЕВ «АВТОР ЛИТЕРАТУРНОГО ПЕРЕВОДА» (01/2019). Неожиданная история не без юмора, которую читала с ощущением, что что-то где-то уже когда-то такое было. Не по сюжету — по настроению. По сюжету смахивало на рассказы старшего поколения, что объяснимо: я — представитель поколения Z, что выяснила, правда, недавно, Подкопаев — практически ровесник моих родителей. А вообще общим настоянием напоминало Зощенко. БУЛАТ ХАНОВ «СУМРАЧНАЯ» (02/2019). Автор, к чьим произведениям всё хотелось подступиться, и вот, такая возможность подвернулась. Само имя знакомо ещё с премии «Лицей», а в этом году оно зазвучало чуть громче благодаря изданию «Гнева». Признаюсь: ничего особенного на первых страницах я не почувствовала, но, видимо, в том и фишка. В конце ты уже не понимаешь, что правда, что ложь, и это отдаёт гоголевщиной и даже немного достоевщиной, если брать того же «Двойника». А ещё вспоминается «Незнакомка» Блока. Та же сумрачность и туманность в, на самом деле, весьма обыденной обстановке. АРИНА ОБУХ «ПЕСНЯ, ИЛИ У МЕНЯ, КРОМЕ ТЕБЯ, НИКОГО НЕТ» и «ДОРОТИ» (04/2019). Оба рассказа вошли в сборник «Муха имени Штиглица», изданный в редакции Елены Шубиной. И так как про него у меня будет ещё отдельный пост, здесь слов будет не очень много… но будет. У Арины вообще есть рассказы более-менее прямолинейные, а есть (и таких вроде даже больше) такие, где точно видно, что их писал художник. От них надо отходить подальше, чтобы они превращались в картину — такой вот буквенный импрессионизм. Но я вспомнила Маркеса. Особенно по отношению к «Дороти». Это, скорее, чисто эмоциональное сходство, было что-то похожее при прочтении «Евы внутри своей кошки». Странное, немного пугающее, окунающее с головой в, а потом выныривающее. И вроде всё в порядке, и вроде аквариум в раковине, но банка из-под огурцов ещё на месте, и вроде всё не так уж плохо (на сегодняшний день…), но что-то было. И вот это что-то и цепляет. конец в карусели👉🏻 #читаемдружбу #журналдружбанародов #булатханов #аринаобух

Какое прекрасное утро, чтобы принять участие кое в чём любопытном. . .Сразу предупреждаю: к тэгу #книгивхогвартс от @tatianagupalo и @prince_datsky я решила подойти не совсем стандартно, так что не удивляйтесь (: спасибо @nastia_kapitoshka ! . . 🔥ГРИФФИНДОР - Маркус Зусак «Книжный вор»; - Нил Шустерман «Беглецы»; - Элейн Конигсбург «Из архива Миссис Базиль Э.Франквайлер, самого запутанного в мире» . . 📖РЕЙВЕНКЛО - Алексей Поляринов «Центр тяжести»; - Франц Кафка «Процесс»; - Яна Вагнер «Кто не спрятался» . . 🐍СЛИЗЕРИН - Олли Вингет «Сёстры озёрных вод»; - Рута Шейл «Вещные истины»; - Донна Тартт «Тайная история» . . 🍪ХАФФЛПАФФ - Сью Монк Кидд «Тайная жизнь пчёл»; - Кадзуо Исигуро «Не отпускай меня»; - Доди Смит «Я захватываю замок». . Передаю @amfrank._ @tessmikh @ms.knigoman @moonnkris

НОВАЯ ЖИЗНЬ КНИГИ — ЗА ИЛИ ПРОТИВ? . Сегодня пост будет книжный, но в то же время дискуссионный. Практически ни для кого не секрет, что «Не потревожим зла» Сони Фрейм — это бывшая «Не бойся смерти». Понятное дело, что название в процессе издания пришлось изменить по всяким формальным причинам, ну, мол, может прозвучать как пропаганда суицида и так далее. Спойлер: пока ещё целиком книгу не перечитала, но уже увидела, что завязка тоже изменена, как вы уже, наверное, поняли, всё по той же причине. С моей точки зрения, это поменяло в произведении очень и очень многое. На стадии разработки своей книги автор часто проводит ниточками сюжет сквозь все среды, и сквозь завязку, и сквозь кульминацию, и сквозь развязку, то есть всё обычно важно и неслучайно. Всё имеет какое-то значение впоследствии, а значит, изменения коснутся всего текста в целом, а не конкретной сцены. . Итак, как вы относитесь к подобным изменениям в книгах при издании? Можете ли вспомнить ещё какие-то примеры таких ситуаций? Как бы поступили вы, если бы вашу книгу решили издавать, но с корректировками, согласились бы, не согласились?

Вы знали, что "Капитанская дочка" была опубликована в журнале? "Обломов"? Произведения Достоевского? Что Чехов начинал свою карьеру именно на такой "площадке"? . Последнее время журналы умирают. Нет, я сейчас не о литературных даже, а о журналах вообще. Всю информацию о звёздах эстрады, звёздах в небе судьбы и звёздах в тарелках (читай: чудесных-прекрасных блюдах и их рецептах) можно спокойно найти в интернете. Но толстые журналы всегда отличались от глянцевых. Самое очевидное отличие - нет, не в том, что они толще, а в том, что они не массовые, а, выражаясь почти научным языком, элитарные. Немного цифр: тираж журнала "Знамя" (9/2017) составил 1.500 экземпляров, журнала "Дружба Народов" (4/2019) - 1.200, более-менее стандартный (читай: усреднённый) тираж книги, например, в том же АСТ - 3.000. . Признайтесь, многие ведь помнят эти детские журналы с комиксами внутри, где ещё в конце была приписка а-ля "продолжение следует"? Ещё, кажется, делали отдельно какие-то детские произведения, выходящие в нескольких выпусках. По крайней мере, у маленькой меня была идея сделать подобным образом "Алису в Стране чудес". По главам, с красивыми иллюстрациями. Сейчас мы так ждём новых серий в сериалах, если только не смотрим что-нибудь от Netflix'а, где в большинстве своём эта романтика ожидания уже теряется. Конечно, это всё связано больше с развлечением, с чем-то не слишком серьёзным, в отличие от объекта нашего сегодняшнего разговора. Но кто "подрос" и готов к следующей ступеньке (никого не задеваем и не обижаем!) - милости просим. . Продолжение в следующих кадрах👉🏻 #читаемдружбу #журналдружбанародов

«ЗАЗЕРКАЛЬЮ» ГОД . Осталось 4 главы, эпилог — и всё, дальше только глобальное редактирование, к которому я приступлю через неопредлённое количество времени. Год назад сеть увидела первую главу «Зазеркалья». Год назад начался путь Кристины Фроловой. Максима Петрушевского. Андрея Скворцова. Лики Шевцовой. Год принёс 15 авторских листов, 5 написанных частей, 30 глав, 4 тысячи просмотров на Wattpad'e, 2 победы в конкурсах на этой же платформе. Вчера я плакала. Не сильно, конечно, так, как умею. Из-за Кристины и Максима, из-за осознания, что скоро со всеми попрощаюсь. Из-за осознания, что всё выходит не так, как представлялось ранее, и в плане текста, и в плане реализации уже не столько текстовой, сколько вещественной, ну, знаете, когда несёшь вещь свою в массы, а в итоге… Да, признаюсь, есть во мне ощущение какого-то недо-, и от этого (не)много грустно. Спасибо тем, кто читает. Спасибо тем, кто ждёт. Кто настраивает, поддерживает, кто рядом. Надеюсь, что, когда «Зазеркалье» закончится, проблемы в жизни — тоже закончатся. Потому что это не просто Зазеркалье. Это — зеркало этих проблем.

«СФУМАТО»: ЧТО, О ЧЁМ, ЗАЧЕМ? Страшно признавать, что в свете нынешних событий (читай: безумие, творящееся с Иваном Голуновым) работа над этой вещью стала кипеть и обрастать всё новыми и новыми сюжетными ветками. То, что должно было быть романом про искусство, а вернее, изначально и вовсе рассказом, всё больше походит на роман о вообще, роман о здесь и сейчас, роман в самом широком значении этого слова: пусть основное внимание и сконцентрировано на Косте Пантелееве, но его окружает столько людей, которые с лёгкостью бы обзавелись (а может, и обзаведутся) своими собственными историями. «Сфумато» — это Москва, это условный 2019 год (условный — потому что здесь много вымышленных, но якобы известных многим лиц), это выставки (как минимум — Репин и Мунк), это актёры и музыканты, писатели и журналисты, художники, фотографы и скульпторы, все — в одном котле. Это умирающее на наших глазах, рождающееся и застывающее (от слова «застой»). Это о том, что взаимосвязано, и, к сожалению, что никто не в безопасности. Ну и об общей неопределённости, вечном перепутье, как у конкретных людей, так и у вообще. То, что сейчас кажется самым настоящим. О времени, когда глобальных перемен ожидать странно, но на них можно надеяться в перспективе эдак лет пяти, вот только эти лет пять — тоже время, тоже дни, тоже жизнь. А изначально это было про мечту и искусство, да. Про мечту. #мирдолжензнатьчтояпишу

Нагло вырезаю себя с общих фотографий с выпускного, потому что кадры, где я получаюсь, такие редкие. Ай-ай-ай, Таня. Нехорошо так делать, нельзя. Последнее время — очень продолжительное последнее время — я слышу в свой адрес практически одно и то же изо всех уст. Слышу (читаю), что нравится мой слог, мои рассказы, мои стихи и остальные тексты, что я молодец, что каждый мой герой уникален, будто я знакома со всеми этими персонажами с пелёнок. Люди ловят мои отсылки, проникаются психоделом Страны чудес и каждым «здесь и сейчас», а не «здесь и потом», говорят, мол, будь осторожна, будь поосторожнее, будь. Меня хвалят, мной гордятся, я же поступила, я же смогла. Моим буквам рады, говорят, читать надо, читать прям обязательно. И всё это будто пролетает мимо меня, мне не хватает чего-то ещё. Хочется, чтобы меня поругали? Может быть. Потому что не верится, что это всё правда и про меня? Возможно. В каком-то смысле это лето совсем не продуктивное, наоборот. Интересных событий нет, новых городов в копилке — тоже, но это был мой осознанный выбор. В августе читаю до сих пор только античку, остальное не лезет, хотя и античка не сильно лезет — тоже. Пишется и много, и мало одновременно. И уже совсем непонятно, зачем. Апатия? Не знаю, не думаю. Просто очередное пострассказное состояние. «Второго сорта» и «Признаки жизни» написаны. «Фиолетовым вмятинам» — быть?

уж не знаю, сколько этот пост продержится, но пока что #янестесняюсьсвоеготекста, как завещала @_anny_de_villers_, поэтому вот вам отрывочек из «Букв» про моего Калугина/Кулигина/Митю. постепенно пробуем на люди выходить, да, пробуем🌚 суть марафона в том, что вы читаете куски из своих текстов, потому что… потому что не стесняетесь. любите. проговариваете каждую букву. у текстов тоже дыхание есть, знаете ли. в тексте дыхание. мы - и есть текст. [UPD] ах да, надо тэгнуть кого-нибудь. @mr_bookingem @tatianagupalo @del_vender @nikatory и все желающие… добро пожаловать? (:

Когда говорят, что у художников совсем иной взгляд на мир, не врут. На мир в каждой его точке. На каждый предмет, на каждое слово и каждую букву. Художники всё помещают на холст своего сознания под особым углом, особыми мазками, особыми кистями/карандашами/мелками/etc., и всё вырисовывается по-новому. Кажется, так и стоит начинать разговор о текстах Арины Обух (@arinaobukh), потому что они от корки до корки — если говорить о «Мухе имени Штиглица» — и вообще от первой буквы до последнего знака в каждом рассказе — и в значении жанра, и в значении того, что рассказано, и вслух, и от руки. Упоминание «вслух» — неслучайно: первая презентация в МДК на Арбате в мае, разговор (не была, но слышала о) об импрессионизме в литературе в июне на Красной площади, тот, что в искусстве, о котором говорят и по сей день. Арина в жизни — хрупкая, изящная, вдохновенная, и пусть шляпка действительно станет талисманом, пусть. Как мы (я?), и, стоит это понять, как книга, уже прочитанная и полюбившаяся заранее, становится ближе и понятнее. «Муха…» автобиографична, но не для одного лишь человека. Так случается, когда читаешь и видишь в отрывках не кого-то, а, следовательно, сопереживаешь не кому-то — себя, себе. «Но у меня же клочковатое сознание…» — читаешь и вспоминаешь собственное, кое-как сшиваемое секунда за секундой из разных лоскутов. Клочковатое сознание объясняет многое; «Муха…» — экспозиция ко всем текстам Арины Обух вообще, эдакое предисловие, "об авторе", да не совсем о нём/ней. Рассказы — разные, но все по-своему чудные и, конечно, образные. Выделю «Дикий янтарь», «Мольбертовну» и «Историю флористки». И да, рыбы, рыбы, рыбы! Рыбка изящно вписалась в обложку, рыбы очень красиво вписываются во многие рассказы. Для меня рыбы в искусстве всегда связаны в той или иной степени со сказочностью; думаю, тут как раз можно вспомнить и слова @oliabreininger о том, что Арина Обух — как Алиса в Стране Чудес. В своём собственном Петербурге. Я вот конкретно про Петербург Арины Обух не говорю, для меня это какой-то мирок, даже особо и не привязанный к месту, но всё-таки Питер — очень удачная для этого мирка декорация. Спасибо за это♥️ #фреячитает #аринаобух #мухаимеништиглица

фото от Таня Петрова с описанием
            Я давно искала на Wattpad’е мистический русреал (причём, видимо, уже отчаявшись в своём желании найти там вообще какой-то новый для себя достойный русреал), а потом вдруг @<a href=anastasy_siilin объявила, что пишет как раз историю, которая идеально в такие заданные мной рамки вписывается: разумеется, я стала её ждать. Тем более, что анонсированы были и такие опорные слова в связи с ней, как герой-художник, Гойя, «что-то не так в семье» и «загнивающая зона комфорта» — собственно, по таким паролям я уже заочно в грядущую книгу влюбилась. . . «Ад в режиме ожидания» — двадцать глав, за которые близки становятся и Слава, и Миша, и Лена, и все-все демоны, вернее, чудовища, те самые, которые рождает сон разума. Конечно, ощущение черновика и, следовательно, немного сырости текста неизбежно, но оно лишь придаёт всему особого шарма, я бы даже сказала, иммерсивности. Это ты сейчас видишь птицу, пишешь птицу, нагибаешься, чтобы не попасть под крылья птицы, это ты сейчас видишь живое-мёртвое, теряешь в человеке человека и скитаешься, не находя себе места, это ты сейчас — пустой. . Ну и отдельное место занимают, конечно, отсылки к Гойе, которые пришлись очень вовремя: с его творчеством я познакомилась осенью, и «Капричос», та самая серия офортов, где самая известная работа и есть «Сон разума рождает чудовищ», запомнилась, полюбилась, не осталась без внимания. Вот её разъяснение напоследок: . «Воображение, покинутое разумом, порождает немыслимых чудовищ; но в союзе с разумом оно — мать искусств и источник творимых им чудес». ">

Я давно искала на Wattpad’е мистический русреал (причём, видимо, уже отчаявшись в своём желании найти там вообще какой-то новый для себя достойный русреал), а потом вдруг @anastasy_siilin объявила, что пишет как раз историю, которая идеально в такие заданные мной рамки вписывается: разумеется, я стала её ждать. Тем более, что анонсированы были и такие опорные слова в связи с ней, как герой-художник, Гойя, «что-то не так в семье» и «загнивающая зона комфорта» — собственно, по таким паролям я уже заочно в грядущую книгу влюбилась. . . «Ад в режиме ожидания» — двадцать глав, за которые близки становятся и Слава, и Миша, и Лена, и все-все демоны, вернее, чудовища, те самые, которые рождает сон разума. Конечно, ощущение черновика и, следовательно, немного сырости текста неизбежно, но оно лишь придаёт всему особого шарма, я бы даже сказала, иммерсивности. Это ты сейчас видишь птицу, пишешь птицу, нагибаешься, чтобы не попасть под крылья птицы, это ты сейчас видишь живое-мёртвое, теряешь в человеке человека и скитаешься, не находя себе места, это ты сейчас — пустой. . Ну и отдельное место занимают, конечно, отсылки к Гойе, которые пришлись очень вовремя: с его творчеством я познакомилась осенью, и «Капричос», та самая серия офортов, где самая известная работа и есть «Сон разума рождает чудовищ», запомнилась, полюбилась, не осталась без внимания. Вот её разъяснение напоследок: . «Воображение, покинутое разумом, порождает немыслимых чудовищ; но в союзе с разумом оно — мать искусств и источник творимых им чудес». #фреячитает #адврежимеожидания

С одной стороны, кажется, что рефлексировать события из своей же жизни, проживая их немного по-другому, заново, в чужой коже — просто. На самом же деле, это сложнее всего. Я то и дело возвращаюсь к некоторым отрывкам «Зазеркалья» и спрашиваю саму себя: как у тебя хватило сил? Там ничего страшного нет, если говорить о каждой букве, но на уровне другом, эмпирическом, за каждой из них — чувство, эмоция, момент, воспоминание. Как тебе было не больно? А потом вспоминаю: было. И больно было, и слёзы горло давили, и теперь, от перепрочтения к перепрочтению, они всё так же где-то там же. В «Сфумато» такого меньше, но тоже есть. Факт: я начала писать этот текст в день, когда мне вырвали первый зуб мудрости. Боль одна тянет за собой боль другую, верно? Сложность тут в другом: я сама себе поставила задачу вести эту историю, периодически копаясь в голове только одного персонажа, выступать фактически от его лица, хотя и пишется всё в третьем. Но «Сфумато» в этом смысле не дебют. В «Буквах» проблема такая же: единственный персонаж, на котором сконцентрировано внимание, — тридцатилетний писатель, который из главы в главу, буквально как по кругам Ада — собственно, потому глав и девять, потому там такая странная, на первый взгляд, композиция, потому там говорится о том, о чём говорится, — бродит по воспоминаниям, моментам жизни, в то же время находясь на презентации своего третьего романа. Вернее, не так: все эти воспоминания даются вставками, и презентация для них — фон, и совсем не факт, что Кулигин действительно об этом всём думает именно в этот момент. Как бы то ни было, в «Буквах» тоже много личного, и от этого, наверное, никуда не деться, о ком бы, о чём бы ты ни писал. Без своего опыта не то что ничего хорошего не напишешь — просто ничего не напишешь. К слову, «Буквы» теперь можно бесплатно прочитать на ЛитРес и MyBook, все ссылки доступны в био, а на телеграм-канале появился мой рассказ, который хронологически совпадает уже примерно с концом действия «Сфумато» и просто дополняет эту историю. Ссылка на канал — тоже в био.

Когда шорт-лист «Большой книги» опубликовали, я ещё не знала, кто мой фаворит. Через пару дней определилась. Помню один из последних майских уроков с нашей учительницей зарубежной литературы, когда они уже шли в формате свободных дискуссий и советов друг другу разных книг. Она рассказала о «Жизни Савелия», ну а я мгновенно исправила её: «Дни Савелия» ведь, дни. Хотя неформально ошибки не было. Это правда про жизнь, другой вопрос, что не только Савелия, но и много кого ещё. Людей, Москвы, страны. Здесь и сейчас. Тут Болотная, тут родной автору СТИ (а не камео ли самого Григория Служителя прослеживается в той сцене?), тут «денег нет, но вы держитесь», гастарбайтеры, люди-люди-люди. Коты, но люди. Люди глазами котов, люди внутри котов… хотя эта фраза странно отсылает к Маркесу, а тут таких отсылок нет. Тут вообще всё очень реалистично, от трёхпроцентного творога «Саввушка» до «Танец чокнутых котов набрал в ютьюбе полмиллиарда просмотров» — такой конкретной ситуации, может, и не было, но подобные встречаются каждый день. Возвращаясь к тому уроку, вспомню и фразу учительницы о том, что она с удовольствием бы сходила на экскурсию вроде той, какую делают по местам «Мастера и Маргариты», только вот по местам Савелия. Третьяковская галерея, вниз по Басманной, Яузский бульвар… «В Москве же шла стройка», — тоже актуально, ведь «центр гремел, стучал, дребезжал и рычал от беспрерывных работ» — и гремит, стучит, дребезжит и рычит до сих пор). Топографичность и непременное "здесь и сейчас", неважно, глазами кота ли, человека ли, всё равно — город. По-моему, большая книга — это та, которая говорит с тобой на одном языке. Савелий говорил. И ещё долго будет говорить. Спасибо за это🖤 @sluzhitel #фреячитает

ПИСАТЕЛЬ — ТОЖЕ АКТЁР . Иначе говоря, «Работу актёра над собой» Станиславского стоит прочитать для того, чтобы в очередной раз убедиться, что в искусстве всё переплетено. Оно состоит из множества, грубо говоря, «подотраслей», но — на удивление — во всех них действуют примерно одни и те же правила. Это во многом аксиома, но на момент прочтения это стало ого-го каким открытием. Так случается, и так и нужно порой, чтобы тебе открыли глаза на очевидные вещи, о которых ты всегда думал и сам. Мне ближе всего было сравнивать актёра с писателем. Оказалось, что актёры, конечно, имеют дело с уже написанными писателями — драматургами — текстами, но и сами ведут с ними очень долгую и кропотливую работу. Нет, они их не переписывают — наполняют живым дыханием. Нельзя вжиться в роль по-настоящему, непрочувствовав героя хоть на секунду другую в полной мере. И у писателей, надо заметить, так же. Если этот гипотетический писатель, условно говоря, никогда безответно не влюблялся, он ввек не напишет ничего искреннего о герое, который как раз такое чувство и переживает. Так что актёры — люди с очень хорошо развитым воображением и, желательно, немалым жизненным опытом. Вот вам одна из многих цитат в пример: . . «Таким образом, душа изображаемого на сцене образа комбинируется и складывается артистом из живых человеческих элементов собственной душим из своих эмоциональных воспоминаний и прочего». . #фреячитает

В одной моей любимой песне поётся «мы без чувств», ну а мы (я) без слов. Я правда начинала огромный пост, но посчитала его чересчур смелым и обличительным. Если вам есть, что сказать, высказывайтесь, пожалуйста, в комментариях. По-моему, это очень бóльная тема.

@tonya.reads передала мне интересный тэг #КнижныеСети, попробую поотвечать (: ASK: Книга, о которой меня часто спрашивают👉🏻 Последнее время — Кадзуо Исигуро «Не отпускай меня» TWITTER: Самая короткая книга, которую я прочитала👉🏻 Ричард Бах «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» ВКОНТАКТЕ: Книга, которую я прочитала после многочисленных отзывов👉🏻 Ли Бардуго «Тень и Кость» GOOGLE: Книга, про которую я не помню, понравилась она мне или нет👉🏻 Стефан Каста «Зелёный круг» INSTAGRAM: Самая красивая обложка книги👉🏻 Олли Вингет «Там, где цветёт полынь» YOUTUBE: По этой книге мне захотелось бы снять фильм👉🏻 Фёдор Достоевский «Преступление и Наказание», Донна Тартт «Тайная История» LIVELIB: Книги, которые я вам советую👉🏻 Григорий Служитель «Дни Савелия», Алексей Поляринов «Центр тяжести» ОДНОКЛАССНИКИ: Книги, которые я прочитала по совету родителей👉🏻 Сью Монк Кидд «Тайная жизнь пчёл», Элена Ферранте «Моя гениальная подруга» Я, в свою очередь, никому конкретно не передаю, только всем желающим, а то тэг уже старый, может, кому-то уже и прилетал.💛

«Июнь» мой на треть. На самом деле, эта треть побольше, чем треть, если судить по объёму, и об этом говорили многие. Говорили и, что только первая часть хороша, оставшиеся — не вспомню их слов, так что перескажу по-своему — напоминают самые скучные куски «Войны и мира», ну, вспомните хотя бы начало четвёртого тома. «Июнь» для меня у Быкова — первый, если не считать лекций, тех, что чёрным по белому, а не звук за звуком вслух. «Июнь» я смаковала, когда он для меня был ещё лишь первой частью, и проглатывала, как незваную морковку в супе, когда он уже был второй и третьей. Миша в «Июне» из тех, кого можно и хочется понять. У него филологический был, у меня — надеюсь — скоро будет. У него жизнь. И у всех у них жизнь в преддверии того самого июня. «Июнь» надо было читать в июне — так думала. В итоге: хоть когда. Главное — совпасть. На треть — на самом деле, чуть побольше, чем — совпала. Это было хорошо. Так хочется писать. #дмитрийбыков #июнь #редакцияеленышубиной #фреячитает

Сегодня фраза "мы живём в антиутопии" стала клише, сказал Алексей Поляринов в своём эссе «Перестать доить Оруэлла и начать жить». Действительно: многие сюжеты книг этого жанра уже давно стали выходить за рамки текстов, въедаясь в реальную жизнь, или полноценно, или по узнаваемым очертаниям. Особенно важной проблемой сейчас является, конечно, приватность, и в связи с этим Поляринов упомянул два произведения, одно "получше", другое "похуже": «Безгрешность» Джонатана Франзена и «Сферу» Дэйва Эггерса. Франзена пока не читала, а вот про Эггерса и поговорим. Экранизацию я смотрела ещё года два назад, когда только вышла, и в принципе история показалась неплохой, но желания изливать свои эмоции капсом в личку друзьям не возникло, а последнее время именно такая реакция говорит об ого-го каких эмоциях. До книги добралась на майских. От книги сделалось страшно. Когда читаешь об этих таких нужных кваках, когда читаешь эти бесконечные рекомендации главной героине по поводу того, на кого ещё она должна подписать, кому ещё ответить, о чём ещё рассказать, когда видишь, что Мэй прогибается под эту систему, прогибается безрассудно и слепо, ни разу не думая о том, что она делает что-то не так, понимаешь: это сильная гипербола нашего времени, та самая, от которой пытаются уберечь родители, когда просят не постить ещё десять фотографий с концерта и осторожничать с комментариями под чужими снимками. Фильм оптимистичнее, да и героиня там более чувствительная, что ли. Здесь же Мэй очерствела окончательно, до такой степени, что о ней было противно читать. Да, противно — очень подходящее слово, пусть следить за тем, как система шаг за шагом поглощает всё и вся было интересно. Так что это книга о том, что нельзя забывать о личных границах. Личное — это не ворованное, и есть ситуации, когда мы не можем выбирать, каков спектр именно наших эмоций, что удастся пережить именно нам, и это нормально. Только вот в «Сфере», спойлер, не оказалось тех, кто смог бы отвоевать такому мнению лидерство. И напоследок: книжная Мэй омерзительна. Больше уже ничего говорить не хочется. #фреячитает

«Раунд» очень громко называли романом про Oxxxymiron'а или рэп-культуру в принципе, а по итогу мы не получаем ни первого, ни второго. Но это не минус. Дмитрий Грозовский в принципе герой времени, если иметь в виду героя как персонажа, одного из многих, а не одного единственного. Александр(а?) — Саша — Лучников(а?) — тоже. Это у него/неё — Оксфорд да наука, что уже — по крайней мере, мне — говорит: да не про Oxxxymiron'а это, нет. Даже и не знаю, кто пробросил эту маркетинговую утку. Купилась я, к слову, всё равно не на неё. Купилась на сам факт того, что это — роман современный и о современности, то есть буквально: о здесь и сейчас. И пусть затронутые темы (как минимум, ЛГБТ, Чечня) мне не близки и не очень-очень интересны, я знаю, что вокруг них много шуму (да, это попытка в рэп-лексику), а значит, кто-то должен о них говорить и вот так, в книгах. Текст получился журналистский, что неудивительно и вполне соответствует подзаголовку «оптический роман». Текст получился склейкой из бесед, а оттого — очень живым, ведь как ещё лучше всего показать героя и мир, в котором он существует, если не через его речь? Текст получился сложным, совсем как жизнь. Немзер смотрит глазами героев одних на героев других, на ситуации другие, отдаёт реверанс «Дождю», не забывает о советском прошлом, рефлексия которого до сих пор сквозит в большой части современной прозы, строит многоугольники (призмы?), всё больше приближаясь к теме точных наук, к физике, к оптике. Текст действительно не оказался близким мне, но я знаю: люди, которым он таким и стал, — есть. Наверняка мне многое осталось непонятным, просто я об этом и не догадываюсь, но даже так видно: сделано — интересно. Вот так. #фреячитает

В рамках запущенного @instagroland хэштега #пятьписательскихпризнаний я расскажу о работе над «Сфумато» и других вещах от Петровой, которые теперь невероятно близки. Во-первых, я не могу писать линейно. Сюжет «Сфумато» уже расписан по главам хотя бы в нескольких ключевых словах, и, странное дело, но сейчас очень хорошо пишутся сцены из последних глав. Эти события сейчас актуальнее, важнее и громче. Во-вторых, не могу не связывать произведения друг с другом. Послужной список, конечно, не велик, но смотрит в дни грядущие: в «Сфумато» будет столько интересных героев, что о них точно захочется рассказать ещё больше и отдельно. Тем временем повесть «Буквы» говорит о вымышленном писателе Дмитрии Кулигине, который якобы весьма известен в 2019 году, причём её время действия — январь. «Сфумато» берёт своё начало в июне, и да, его герои читают книги Кулигина. А ещё у меня есть постоянно редактируемый рассказ «Город beggar'ов», главная героиня которого — Яна. И с Яной Костя обязательно встретится. В-третьих, мне сложно писать о том, чего не знаю от слова совсем, поэтому в текстах зачастую происходит проецирование в том или ином виде событий из жизни (моей ли, той, которая вне, — ли), и в большинстве случаев они-то и оказываются основными двигателями сюжета. Недавнее общественное событие, если вы понимаете, о чём (о ком) я, тоже отпечаток тут своего рода оставит. В-четвёртых, помимо всяких жизненных происшествий, невероятно настраивает на текст музыка. Здесь конкретно упомяну, например, EP Noize Mc «No comments» и неожиданно запавший в душу трек Тимы Белорусских «Пост». В-пятых, стоит сказать, что «Сфумато» и «Буквы» — реализм в чистом виде, но в будущем хотелось бы поэкспериментировать и посовмещать жанры, и особенно хочется как-то вплести фантастику, хотя бы на уровне фант.допущений. Как говорится, всё впереди! Ну а на снимке — один из эпиграфов к «Сфумато» и — на данный момент — любимое стихотворение Бродского. Такие дела. #мирдолжензнатьчтояпишу

Я поздравляю с Днём рождения, но говорю спасибо. Я говорю спасибо за Бродского, которого раньше любила единственно за «слепые блуждают ночью», а теперь и за «пыль — это плоть времени; плоть и кровь», и много за что ещё. Я говорю спасибо за вещность. За знание о том, что человек преодолевает свою вещность, чтобы достигнуть человека в человеке, и не только у Бахтина и Достоевского, а и вообще. Я говорю спасибо за вторые души. Они точно есть у каждого из нас, может, и не так, как в «Двоедушнике», но внутри. Может, они и сменяют друг друга, а мы того не замечаем, а оно так и есть. И я говорю спасибо за любовь в каждом штрихе, каждом дождливом дне, каждом доме, мёртвом, живом — ли, неважно, ведь все дома ждут всех людей, чтобы поведать им свои истории. Саша их слышать умеет, Саша их слышит и следует завету: «глаголом жги сердца людей». Жжёт. Сжигает. Чтобы они возродились вновь. Спасибо за всё это и даже больше. С Днём рождения🖤🖤🖤 @writers.tears

ИТОГИ ЗИМЫ📚 . Конспективно, но по делу. • два законченных произведения — повесть «Буквы» и роман «Зазеркалье»; • начавшаяся работа над следующим романом; • на страх и риск отправленная заявка на Лицей; • проснувшаяся любовь к Бродскому, Noize MC, поэзии, etc.; • 20 прочитанных произведений (среди фаворитов: «Опосредованно», «Центр тяжести», «Прыжок в длину», «Кто не спрятался»); • в очередной раз случившаяся переориентация во внутреннем мире. . Я даже не знаю, что может принести мне весна, если зима была не сонной, а ого-го какой продуктивной. Поживём-увидим, пожалуй. А как у вас? #итогифреи

Июль выдался нервным и неровным. Я много читала. Прочитала девять книг, ещё две («Центр тяжести» @polyarinov и «В Советском Союзе не было аддерола» @oliabreininger) перечитала. Прочитала шесть из восьми рассказов в Esquire. Особенно впечатлили Мульменко и Идиатуллин, почётное второе место — у Поляринова с Глуховским. О книгах. Про «Щегла» уже написала много в одном из предыдущих постов, про «Раунд» — тоже. Ещё была «Любовница французского лейтенанта» Фаулза, с которой я поняла, что его постмодерн — интересно, но не очень мне близко, хотя под конец и стало всё идти лучше и лучше, был «Сердцевинум» @i.earling, напомнивший мне о временах, когда зачитывалась «Гарри Поттером», секретными дневниками Улисса Мура, «Таймлессом», продолжи список — к слову, очень хорошая детская книжка, которой мне правда не хватало в том возрасте, правда, я об этом даже и не догадывалась. Были «Люди в голом» Аствацатурова: посмеялась, попролистывала, в общем, всякое случалось. Была Нора Галь, после которой ещё сто раз подумаешь, прежде чем написать следующее слово. Был и реверанс моему фактическому возрасту и напоминание самой себе, что я-то всё ещё ЦА Young-Adult'а: «Эта смертельная спираль», «City Of Ghosts» (хотя это миддл-грейд и больше привязка к «Сердцевинуму», но об этом — в прошлом посте), «Tash Hearts Tolstoy». По-английски такие книжки, кстати, читаются очень хорошо. А ещё был «Текст» — на сцене, был текст — и тексты — в Word'е, в заметках, на бумаге, в Telegram'е, в ЛитРесе и на MyBook'е, были списки, те, что ранжированные и не очень. Послезавтра всё решится и я скажу об этом громче, но, кажется, всё получилось. Кажется, этот год — как и все предыдущие одиннадцать — прошёл совсем не зря. Дальше — лучше. #итогифреи